Каталог файлов | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход                                       Четверг, 03.12.2020, 21:43 Гость  

Гость
ПОИСК ПО САЙТУ
УЧИТЕЛЬСКАЯ
РОДИТЕЛЯМ-О ДЕТЯХ
ДНЕВНИЧОК АВТОРА
НАГРАДА САЙТА
 Диплом ІІ степени. 2-е место в областном конкурсе сайтов педагогов
Кликни!
ЗАКАЗАТЬ!
 ПОЛУЧЕНИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О ПУБЛИКАЦИЯХ
Кликни!
ВАЖНЫЙ САЙТ
</center><!-- </bc> --></td></tr></table>
<!-- </block7220> -->

<!-- <block7003> -->
<table border=
ВАЖНЫЕ САЙТЫ
Донецкий Республиканский институт дополнительного педагогического образования

Отдел начального образования ДРИДПО

 Пролетарский отдел образования г. Донецка

 Донецкая общеобразовательная школа 126

Пролетарский отдел образования г. Донецка

КНОПКА САЙТА
Школьный мир. Сайт учителя начальных классов Порошук Ирины Владимировны


МОИ САЙТЫ
Отдел начального образования ДРИДПО

Пролетарский отдел образования г. Донецка

Школьный мир. Сайт учителя начальных классов Порошук Ирины Владимировны
Главная » Файлы » Читальный зал » Что почитать летом

А. Гайдар. Военная тайна (продолжение 1).
24.12.2011, 21:40

 Продолжение.

После обеда полагалось ложиться отдыхать. Но в третьей палате плотники

 еще с утра пробивали новую дверь на террасу. Койки были вынесены, на полу валялись стружки и штукатурка, а плотники запаздывали. 
Поэтому второму звену разрешено было отдыхать в парке.
Владик и Толька забрались в орешник. Толька вскоре задремал, но
Владику, не спалось. Он ждал сегодня важного письма, но почтальон к обеду
почему-то не приехал. Владик вертелся с боку на бок и с завистью глядел на
 спокойно похрапывающего Тольку. Вскоре вертеться ему надоело, он приподнялся и подергал Тольку за ногу: 
- Вставай, Толька! Чего спишь? Ночью выспишься.
Но Толька дрыгнул ногой и повернулся к Владику спиной. Владик
рассердился и дернул Тольку за руку:
- Вставай... вставай, Толька! Кругом измена! Все в плену. Командир
 убит... Помощник контужен. Я ранен четырежды, ты трижды. Держи знамя! Бросай бомбы! Трах-та-бабах! Отобьемся!.. 
И, всучив ошалелому Тольке полотенце вместо знамени и старый сандалий
вместо бомбы, Владик потащил товарища через кусты под горку.
- За такие дела можно и по шее... - начал было рассерженный Толька.
- Отбились! - торжественно заявил Владик. - За такие геройские дела
 представляю тебя к ордену. - И, сорвав колючий репейник, Владик прицепил его к Толькиной безрукавке. - Брось, Толька, дуться! Вон под горою какой-то дом. Вон за горою какая-то вышка. Вон там, в овраге, что-то стучит. Вон под ногами у нас кривая тропка. Что за дом? Что за вышка? Кто стучит? Куда тропка? Гайда, Толька! Все спят, никого нет, и мы все разведаем. Толька зевнул, улыбнулся и согласился. Быстро, но осторожно, чтобы никому не попасться на глаза, они перебегали дорожки, ныряли в чащу кустарника, пролезали через колючие ограды, ползли вверх, спускались вниз, ничего не оставляя на своем пути незамеченным. 
Так они наткнулись на ветхую беседку, возле которой стояла позеленевшая
 каменная статуя. Потом нашли глубокий заброшенный колодец. Затем попали в фруктовый сад, откуда мгновенно умчались, заслышав ворчание злой собаки. Продравшись через колючие заросли дикой ожины, они очутились на заднем дворе небольшой лагерной больницы. 
Они осторожно заглянули в окно и в одной из палат увидели незнакомого
мальчишку, который, скучая, лениво вертел красное яблоко.
 Они легонько постучали в стекло и приветливо помахали мальчишке руками. Но мальчишка рассердился и показал им кулак. Они обиделись и показали целых четыре. 
Тогда злорадный мальчишка неожиданно громко заорал, призывая няньку.
Испуганные ребята разом перемахнули через ограду и помчались наугад по
 тропинке. Вскоре они очутились высоко над берегом моря. Слева громоздились изрезанные ущельями горы. Справа, посреди густого дубняка и липы, торчали остатки невысокой крепости. Ребята остановились. Было очень жарко. Торжественно гремел из-за пыльного кустарника мощный хор невидимых цикад. Внизу плескалось море. А кругом - ни души. 
- Это древняя крепость, - объяснил Владик. - Давай, Толька, поищем,
может быть, и наткнемся на что-нибудь старинное.
Искали они долго. Они нашли выцветшую папиросную коробку, жестяную
 консервную банку, стоптанный башмак и рыжий собачий хвост. Но ни старинных мечей, ни заржавленных доспехов, ни тяжелых цепей, ни человечьих костей им не попалось. Тогда, раздосадованные, они спустились вниз. Здесь, под стеной, меж колючей травы, они наткнулись на темное, пахнувшее сыростью отверстие. Они остановились, раздумывая, как быть. Но в это время издалека, от лагеря, похожий отсюда на комариный писк, раздался сигнал к подъему. Надо было уходить, но они решили вернуться сюда еще раз, захватив бечевку, палку, свечку и спички. Полдороги они пробежали молча. Потом устали и пошли рядом. 
- Владик, - с любопытством спросил Толька, - вот ты всегда что-нибудь
 выдумываешь. А хотел бы ты быть настоящим старинным рыцарем? С мечом, со щитом, с орлом, в панцыре? 
- Нет, - ответил Владик. - Я хотел бы быть не старинным, со щитом и с
орлом, а теперешним, со звездою и маузером. Как, например, один человек.
- Как кто?
- Как Дзержинский. Ты знаешь, Толька, он тоже был поляк. У нас дома
висит его портрет, и сестра под ним написала по-польски: "Милый рыцарь.
 Смелый друг всего пролетариата". А когда он умер, то сестра в тюрьме плакала и вечером на допросе плюнула в лицо какому-то жандармскому капитану. 

Пароход с почтой запоздал, и поэтому толстый почтальон, тяжело пыхтя и
опираясь на старую суковатую палку, поднялся в гору только к ужину.
Отмахиваясь от обступивших его ребят, он называл их по фамилиям, а тех,
кого знал, то и просто по именам.
- Коля, - говорил он басом и тащил за рукав тихо стоявшего мальчугана,
- ну-ка, брат, распишись. Да не лезьте под руки, озорной народ! Дайте
 человеку расписаться. Тебе, Мишаков, нет письма. Тебе, Баранкин, письмо. И кто это тебе такие толстые письма пишет? 
- Это мне брат из колхоза пишет, - громко отвечал Баранкин, крепко
напирая плечом и протискиваясь сквозь толпу ребят. - Это брат Василий. У
 меня два брата. Есть брат Григорий - тот в Красной Армии, в броневом отряде. А это брат Василий - он у нас в колхозе старшим конюхом. Григория взяли, а Василий уже отслужил. У нас три брата да три сестры. Две грамотные, а одна еще неграмотная, мала девка. 
- А теток у тебя сколько?
- А корова у вас есть?
- А курицы есть? А коза есть? - закричали Баранкину сразу несколько
человек.
- Теток у меня нет, - охотно отвечал Баранкин, протягивая руку за
шершавым пакетом. - Корова у нас есть, свинью закололи, только поросенок
остался. А коз у нас в деревне не держат. От козы нам пользы мало, только
огороду потрава. А что смеетесь? - добродушно и удивленно обернулся он,
услышав вокруг себя дружный смех. - Сами спрашивают, а сами смеются.
Когда уже большинство ребят разошлись, то подошел Владик Дашевский и
 спросил, нет ли письма ему. Письма не было. Он неожиданно погрозил пальцем почтальону, потом равнодушно засвистел и пошел прочь, сбивая хлыстиком верхушки придорожной травы. 
Натка Шегалова получила заказное с Урала от подруги - от Веры.
Сразу после ужина весь санаторный отряд ушел с Ниной на нижнюю
 площадку, где затевались игры. В просторных палатах и на широкой лужайке перед террасой стало по-необычному тихо и пусто. Натка прошла к себе в комнату, распечатала письмо, из которого выпал потертый и почему-то пахнувший керосином фотоснимок. Возле толстого, охваченного чугунными брусьями столба, опустившись на одно колено и оттягивая пряжки кривой железной "кошки", стояла Вера. Ее черная глухая спецовка была перетянута широким брезентовым поясом, а к металлическим кольцам пояса были пристегнуты молоток, плоскогубцы, кусачки и еще какие-то инструменты. Было понятно и то, что Верка собирается забраться на столб и что она торопится, потому что неподалеку от нее смотрел на провода не то инженер, не то электротехник, а рядом с ним стоял кто-то маленький, черноволосый - вероятно, бригадир или десятник. И лицо у этого черноволосого было озабоченное и сердитое, как будто его только что крепко выругали. День был солнечный. Вдалеке виднелись неясные серые громады незаконченных построек и клочья густого, черного дыма. Письмо было короткое. Верка писала, что жива, здорова. Что практика скоро кончается. Что за работу по досрочному монтажу понижающей подстанции она получила премию. Что за короткое замыкание она получила выговор. А в 
 общем все хорошо - устала, поздоровела и перед началом занятий обязательно заедет с Урала в Москву, и там хорошо бы с Наткой встретиться. Натка задумалась. Она с любопытством посмотрела еще раз на черную, пыльную спецовку, на тяжелые, толстые ботинки, на ту торопливую хватку, с которой пристегивала Верка железные десятифунтовые "кошки", и с досадой отодвинула фотоснимок, потому что она завидовала Верке. 
Неожиданно обе половины оконной занавески раздвинулись и оттуда
высунулась круглая голова Баранкина.
- Баранкин, - удивилась и рассердилась Натка, - ты почему не на
площадке? Ребята играют, а ты что?
- Это не игра, - убежденно произнес Баранкин, наваливаясь грудью на
подоконник. - Ну, завязали мне ноги в мешок - беги, говорят. Я шагнул и -

 бац на землю. Шагнул и - опять бац. А они смеются. Потом положили в ложку сырое яйцо, дали в руки и опять - беги! Конечно, яйцо хлоп и разбилось.  Разве же это игра? У нас в колхозе за такую игру и хворостиной недолго.

- Он укоризненно посмотрел на Натку и добродушно добавил: - Я тут буду. Никуда не денусь. А лучше пойду помогу Гейке дрова пилить. 

Круглая голова Баранкина скрылась.
Но через минуту раскрасневшееся лицо его опять просунулось в комнату.
- Забыл, - спокойно сказал он, увидав недовольное лицо Натки. -
Проходил мимо площадки, где комсомольцы в мяч играют. Остановили и
 наказывают: беги шибче, и если Шегалова свободна, пусть скорее идет. Совсем забыл, - повторил он и, неловко улыбнувшись, почему-то вспомнил: - У нас в колхозе как-то ночью амбар подожгли. Брата не было. Кинулся я в сарай лошадь запрягать - темно. А чересседельник с гвоздя как соскочит да мне прямо по башке. Так всю память и отшибло. Насилу я во двор вылез. А амбар горит, горит... 
- Баранкин, - спросила Натка, положив руку на его крепкое плечо, - у
тебя мать есть?
- Есть. Александрой зовут, - охотно и обрадованно ответил Баранкин. -
Александра Тимофеевна. Она у нас в колхозе скотницей. Всю эту весну
пролежала. Теперь ничего... поздоровела. Бык ее в грудь боднул. У нас
 хороший бык, породистый. В Моршанске прошлую зиму колхоз за шестьсот рублей купил... Иду, иду! - крикнул Баранкин, оборачиваясь на чей-то далекий хриплый окрик. - Это Гейка зовет, - объяснил он. - Мы с ним дружки. 
...Когда Натка спускалась к площадке, солнце уже скрывалось за морем.
 Бесшумно заскользили серые вечерние стрижи. Задымили сторожевые костры на виноградниках. Зажглись зеленые огни створного маяка. Ночь надвигалась быстро, но игра была в самом разгаре. 
"Хорошие свечки дает Картузик", - подумала Натка, глядя на то, как
 тугой мяч гулко взвился к небу, повис на мгновение над острыми вершинами старых кипарисов и по той же прямой плавно рванулся к земле. Натка подпрыгнула, пробуя, крепко ли затянуты сандалии, поправила косынку и, уже не спуская глаз с мяча, подбежала к сетке и стала на пустое место, слева от Картузика. 
- Пасовать, - вполголоса строго сказал ей Картузик.
- Есть пасовать, - также вполголоса ответила она и сильным ударом
послала мяч далеко за сетку.
- Пасовать, - повторил Картузик. - Спокойней, Натка.
Но вот он, крученый, хитрый мяч, метнулся сразу на третью линию.
Отбитый косым ударом, мяч взвился прямо над головой отпрыгнувшего Картузика.
- Дай! - вскрикнула Натка Картузику.
- Возьми! - ответил Картузик.
- Режь! - вскрикнула Натка, подавая ему невысокую свечку.
- Есть! - ответил он и с яростью ударил по мячу вниз.
- Один - ноль, - объявил судья и, засвистев, предупредил: - Шегалова и
Картузик, не переговариваться, а то запишу штрафное очко.
Натка рассмеялась. Невозмутимый Картузик улыбнулся, и они хитро и
понимающе переглянулись.
- Шегалова, - крикнул ей кто-то из ребят, - тебя Алеша Николаев
зачем-то ищет!
- Еще что! - отмахнулась Натка. - Что ему ночью надо? Там Нина
осталась.
Темнота сгущалась. На счете "один - ноль" догорела заря. На "восемь -
пять" зажглись звезды. А когда судья объявил сэт-бол, то из-за гор вылезла
такая ослепительно яркая луна, что хоть опять начинай всю игру сначала.
- Сэт-бол! - крикнул судья, и почти тотчас же черный мяч взвился высоко
над серединой сетки.
"Дай!" - глазами попросила Натка у Картузика.
"Возьми!" - ответил он молчаливым кивком головы.
"Режь!" - зажмуривая глаза, вздрогнула Натка и еще втемную услышала
глухой удар и звонкий свисток судьи.
- Шегалова и Картузик, не переговариваться! - добродушно сказал судья.
Но уже не в виде замечания, а как бы предупреждая.
Возвращаясь домой, Натка встретила Гейку; он волок за собой под гору
целую кипу гремящих и подпрыгивающих жердей. Узнав Натку, он остановился.
 - Федор Михайлович спрашивал, - угрюмо сообщил он Натке. - Меня посылал искать, да я не нашел. Не знаю, зачем-то шибко ему понадобились. 
"Что-нибудь случилось?" - с тревогой подумала Натка и круто свернула с
 дороги влево. Маленькие камешки с шорохом посыпались из-под ее ног. Быстро перепрыгивая от куста к кусту, по ступенчатой тропинке она спустилась на лужайку. Все было тихо и спокойно. Она постояла, раздумывая, стоит ли идти в штаб лагеря или нет, и, решив, что все равно уже поздно и все спят, она тихонько прошла в коридор. 
Прежде чем зайти к дежурной и узнать, в чем дело, она зашла к себе,
 чтобы вытряхнуть из сандалий набившиеся туда острые камешки. Не зажигая огня, она села на кровать. Одна из пряжек что-то не расстегивалась, и Натка 
 потянулась к выключателю. Но вдруг она вздрогнула и притихла: ей показалось, что в комнате она не одна. Не решаясь пошевельнуться, Натка прислушалась и теперь, уже ясно расслышав чье-то дыхание, поняла, что в комнате кто-то спрятан. Она тихонько повернула выключатель. Вспыхнул свет. Она увидала, что у противоположной стены стоит небольшаяжелезная 
 кровать, а в ней крепко и спокойно спит все тот же и знакомый и незнакомый ей мальчуган. Все тот же белокурый и темноглазый Алька. 
Все это было очень неожиданно, а главное - совсем непонятно.
Свет ударил спящему Альке в лицо, и он заворочался. Натка сдернула
синий платок и накинула его поверх абажура.
Зашуршала дверь, и в комнату просунулось сонное лицо дежурной сестры.
- Ольга Тимофеевна, - полушепотом спросила Натка, - кто это? Почему
это?
- Это Алька, - равнодушно ответила дежурная. - Тебя весь вечер искали,
 искали. Тебе на столе записка. Записка была от Алеши Николаева. 
"Натка! - писал Алеша. - Это Алька, сын инженера Ганина, который
работает сейчас по водопроводке у Верхнего озера. Сегодня случилась беда:
 перерезали подземный ключ, и вода затопляет выемки. Сам инженер уехал к озеру. Ты не сердись - мы поставили пока кровать к тебе, а завтра что-нибудь придумаем". 
Возле кроватки стояла белая табуретка. На ней лежали: синие трусики,
 голубая безрукавка, круглый камешек, картонная коробочка и цветная картинка, изображавшая одинокого всадника, мчавшегося под ослепительно яркой пятиконечной звездой. 
Натка открыла коробочку, и оттуда выпрыгнули к ней на колени два серых
 кузнечика. Натка тихонько рассмеялась и потушила свет. На Алешу Николаева она не сердилась. 

...Не доезжая до верхних бараков у новой плотины, инженер свернул ко
второму участку. Еще издалека он увидел в беспорядке выкинутые на берег
тачки, мотыги и лопаты. Очевидно, вода застала работавших врасплох.
Инженер соскочил с коня. Мутная жижа уже больше чем на полтора метра
 залила выемку. В воде торчал невыдернутый разметочный кол и спокойно плавали две деревянные лопаты. 
Инженер понял, что, поднявшись еще на полметра, вода пойдет назад,
 заливая соседнюю впадину, а когда вода поднимется еще на метр, перельется через гребень и, круто свернув направо, затопит и сорвет первый участок, на котором шли работы по прокладке деревянных желобов. 
- Плохо, Сергей Алексеевич! - закричал старший десятник Дягилев,
спускаясь с горы впереди двух подвод, которые, с треском ломая кустарник,
волокли доски и бревна.
- Когда прорвало? - спросил инженер. - Шалимов где?
- Разве же с таким народом работать можно, Сергей Алексеевич? С таким
народом только из пустого в порожнее переливать. Прорвало часов в девять.
Шалимовская бригада работала... Как рвануло это снизу, им бы сейчас же
брезент тащить да камнями заваливать, а они - туды, сюды, меня искать...
Пока то да се, пока меня разыскали, а ее - дыру-то - чуть ли не в сажень
разворотило.
- Шалимов где?
- Сейчас придет. В своей деревне рабочих собирает. 

     Продолжение следует...

Категория: Что почитать летом | Добавил: Ирина | Теги: чтение
Просмотров: 5671 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПОИСК ПО САЙТУ
ФОРМА ВХОДА

УЧИМСЯ, ИГРАЯ!
ДАВАЙТЕ ОБЩАТЬСЯ!
МОИМ ПЕРВОКЛАШКАМ
ПЕРВОКЛАШКА
СЕЙЧАС НА САЙТЕ
СЕЙЧАС НА САЙТЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

СЕГОДНЯ БЫЛИ НА САЙТЕ:
штефан, gotmituns, Лена7812, Svetlana3554, Добрянская, настя5371
СТАТИСТИКА
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
БЫЛИ НА САЙТЕ
free counters
ПОГОДА
Автор и администратор сайта: заместитель директора по УВР, учитель начальных классов Порошук Ирина ВладимировнаСделать бесплатный сайт с uCoz

Старая форма входа